Главная > ЛЮДИ > ЯН САУДЕК: «Фотография — это надувательство»

ЯН САУДЕК: «Фотография — это надувательство»

ян саудек

Ян Саудек, великий чешский фотограф  — о толстушках, Достоевском и современном искусстве.

«Вы скажете: после 60-ти человек уже должен понемногу умирать. Но я в отличной форме и за последние несколько лет сбросил кучу лишних килограммов. Значит, у меня будет погребение четвёртого класса, где люди могут идти за гробом пешком.

Я сам невысокий, и авто у меня миниатюрное. Многие меня спрашивают: почему? Невеста после брачной ночи сказала: хмм, авто у тебя тоже маленькое…

Если будете апплодировать, то, пожалуйста, не по лицу.

Я часто приделывал одни и те же облака на разные фото. Потому что фотография — это надувательство.

Когда-то много лет назад я прочитал в одном журнале, что вот мол, новое модное поветрие — рок-н-ролл, о котором через 5 минут никто не вспомнит… Но ведь держится же как-то до сих пор.

Чехов, Достоевский, Франсуа Рабле — это великаны, которые никогда не будут превзойдены.

Из современного искусства мне нравится только пара вещей. Всё остальное — слишком коммерческое. Смерть детей я видел и в жизни, почему я должен смотреть на это ещё и на фотографии?

Не понимаю, когда на один снимок хотят впихнуть 6-летнюю девочку и труп, как, например, скандальный фотограф Виткин. Мне не нравятся трупы, я видел их достаточно.

Одни из немногих героев современности, что вызывают во мне неподдельное уважение, — это спортсмены. Они ни на кого не оглядываются, идут за своей целью, живут здоровой жизнью.

Вот у моего брата Кайи была нечеловеческая воля. Но алкоголь его убил.

Курить я не курю, марихуана — только в печеньках. Хотя вообще наркотики я считаю огромной угрозой. Они были здесь всегда: это неправда, что только после Бархатной революции.

По обыкновению я ложусь спать достаточно рано, как только выпью импортного рома, а встаю в полтретьего. Здорово, что у моей жены есть 20%-ная скидка на ром.

Мой 8-летний сын делает 10 отжиманий, а я — сто. Ян Саудек всё ещё лучший!

Однажды я раздавал автографы семь часов. Разумеется, устал. Но, так как я много рисую, мне было не привыкать. Получилось, как в анекдоте, где хвастались два художника: «У меня самая быстрая на Западе рука!» — «А я предпочитаю женщин».

Говорят, для успеха нужны 3 составляющих: талант, настойчивость и счастье. Я же справился какой-никакой настойчивостью и счастьем.

В фотографии не нужен талант: нужно знать, что вы хотите сказать. Не имеет значения, чем написан гениальный роман: углем или огрызком карандаша, или надиктован секретарю. Имеет значение ваше послание.

Моё послание таково: все мы одинаковы и все мы, люди, прекрасны!

Часто бываю на нудистском пляже. Там можно увидеть разные типажи: толстые, худые… У одного не было ноги, и он говорил: «Ян, от всей души: все мы, люди, прекрасны!» И мне это очень помогло.

В своих работах я никогда не хотел демонстрировать боль или насмехаться. Люди красивы всегда: в 70-ти, в 80-ти… если от них исходит свет и тепло.

Как-то я фотографировал одну девушку. Она весила всего 25 кг, половина её тела сгорела. Я показал ей готовый снимок, и она была абсолютно довольна. Но я сделал огромную ошибку: сказал ей и её половинке, что однажды хирургия достигнет таких высот, что ей пришьют недостающие конечности. И они очень обиделись на меня. Их всё устраивало, как есть, а я вдруг захотел что-то переделать…

Я — примитив. Я начал фотографировать 60 лет назад, и тогда же — колорировать свои фото. Я не понимаю современного искусства: одна моя знакомая в Чикаго повесила абстрактную картину вверх ногами и не знала об этом, пока ей не указали на ошибку. Мне же хочется, чтобы люди могли различить: вот здесь — гуси, вот — девушка, вот — река. Не хочу со всей дури плескать краской на холст и потом заставлять зрителя гадать, о чём речь.

С тех пор, как у меня украли все негативы, у меня появился психический блок. Я не могу снимать. Поэтому всё, что я сейчас делаю, это только ради денег.

Целый год я вёл передачу на телевидении, и совсем не потому, что 75-летний дедушка Ян Саудек хотел покрасоваться. У меня много детей, и каждому нужны то автомобиль, то новая крыша для дома. Только после 70-ти у меня родились ещё четыре ребёнка.

Впадать в старческий маразм — ужасно. Я никогда не буду жаловаться! Всё, что мы имеем, мы сами себе «насервировали».




Если фотограф на самом деле хорош, у него будет семь достойных фото за жизнь. У меня — пять. Ни на одном из этих снимков нет полной дамы, зато там есть отец на кладбище, пёс, изуродованная девушка… Хотя прославился Ян Саудек благодаря толстушкам, потому что они нравятся всем.

Я повидал всех чешских президентов. С Вацлавом Гавлом у нас даже была одна любовница — нет-нет, не одновременно!

Я никогда не спал со своей дочерью. Этот слух пустили для раскрутки фильма, ведь люди любят жареное.

Мне все говорили, что главный герой фильма о Яне Саудеке намного убедительнее в роли меня, чем я сам.

А вообще, самый лучший жанр кино — порно: пары минут хватает для доброго настроя, наврать там невозможно и почти всегда это хорошо кончается.

Невозможно обладать женщиной… Как можно обладать, например, рекой или облаками?

В Брно один парень действительно «имел» жену: он разрезал её и съел. Употребил. Это правдивая история.

В действительности, когда вы с женщиной, у вас ничего нет. Есть лишь любовь…

Моя супруга меня обманула: покупала на мои деньги автомобили любовникам, украла мои негативы… Но я ей простил.

Глупо ревновать к прошлому, ведь его не изменишь.

Я обращаюсь на «Вы» ко всем своим партнёршам, потому что это помогает держать возвышенный тон».

Иллюстрации: Jan Saudek

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: